Колумбайн: как это будет по-русски - Vmeste.news
 

Колумбайн: как это будет по-русски

Верховный суд признал колумбайн* террористической организацией. Нет никаких сомнений, что по своему характеру скулшутинг (стрельба в школах) — это терроризм. Однако такой организации, как колумбайн*, не существует. Верховный суд вышел из положения — в своем решении он использовал обтекаемый, но более точный термин: «организации по типу колумбайна*». Со вчерашнего дня за организацию либо участие в терроризме такого рода предусмотрена уголовная ответственность вплоть до пожизненного лишения свободы.

По оценке секретаря Совета безопасности Николая Патрушева полуторалетней давности, число подростков, состоящих в сообществах «шутинга» в социальных сетях, растет и уже превысило в России 70 тысяч. Логика подсказывает, что сегодня, после массового убийства в мае прошлого года 19-летним Ильназом Галявиевым семерых учеников и двух педагогов в казанской школе, их стало еще больше. У «колумбайнеров*» всегда появляются фанаты. Например, поклонники Галявиева сумели насобирать по соцсетям денег ему на адвоката. В подпольной организации уверены, что ему требуется квалифицированная защита, иначе репрессивная машина раздавит ни в чем не повинного мальчишку.

Фан-клуб первых убийц, 18-летнего Эрика Харриса и 17-летнего Дилана Клиболда из американской школы «Колумбайн*», с которых, собственно, все и началось, растет до сих пор, набирая в секту все новых и новых членов. Двое убийц стали культовыми персонами — сняты фильмы, написаны книги. Существуют сообщества в интернете, чьи члены одеваются так же, как их герои, копируют походку, девочки восхищаются ими.

Фото 01

Позже следователи разгадали замысел малолетних убийц и реконструировали события, которые, к счастью, не произошли. Помимо стрелкового оружия у пары были самодельные взрывные устройства и коктейли Молотова. Эрик Харрис и Дилан Клиболд заложили бомбы в кафетерии, чтобы убить сотни студентов, а также в припаркованные на стоянке автомобили, которые должны были взорваться, когда приедет полиция и средства массовой информации. Однако бомбы не взорвались. Первые «колумбайнеры*» убили 13 человек, ранили 24 и покончили с собой в библиотеке.

Через двадцать лет после трагедии суперинтендант округа Джефферсон Джейсон Гласс предложил снести здание школы «Колумбайн» и выстроить новое, чтобы пресечь «отвратительное увлечение» массовыми убийствами. Хотя было бы достаточно переименовать — безобидное название стало символом кровавых преступлений, культом немотивированных убийств ни в чем не повинных людей.

Но это вроде бы там, в далекой Америке.

Убивший в керченском колледже в 2018 году 21 человека Владислав Росляков был фанатом Эрика Харриса и Дилана Клиболда, сам сценарий теракта до мельчайших подробностей повторяет трагедию в Колорадо 1999 года. После трагедии в Крыму можно уверенно говорить, что колумбайн* стал международным движением.

Роскомнадзор стал закрывать сообщества в соцсетях, пропагандирующие террористическую идеологию. Безусловно, эту работу надо продолжать. Но решение Верховного суда выводит повседневную рутину на новый уровень: потенциальных преступников отныне можно не только выявлять, но и сурово наказывать, изолировать от ненавистного им общества. Причем, что важно, до совершения ими массовых убийств, а не после.

Готовят будущих террористов самыми изощренными способами.

«Можно в компьютерную игру заложить ряд навыков, некое отношение игрока к происходящему, — рассказал в разговоре с радиостанцией «Говорит Москва» зампред комитета Государственной думы по информационной политике Андрей Свинцов. — Можно достаточно подробно рассказать, как из простых каких-то химических веществ и элементов создать взрывное устройство, как правильно закладывать, как уходить от преследования и так далее. Действительно навыки террористического характера вполне можно заложить в компьютерную игру. С учетом того, что ребенок играет в нее огромное количество времени, то навыки оттачиваются до автоматизма».

Экстремисты занимаются вербовкой молодежи в ряды запрещенных организаций с помощью видеоигр, подтвердил глава ФСБ Александр Бортников. По его словами, террористы вышли на уровень создания собственных клонов игр, которые позволяют воздействовать на сознание не только через голосовое общение, но и путем включения пользователя в игровые ситуации совершения терактов.

По мнению Свинцова, мировое сообщество должно решать эту проблему совместными усилиями. Депутат призвал привлекать разработчиков такого контента к уголовной ответственности. «Если ФСБ обнаруживает регулярно такого плана закладки против гражданского общества, то реакция должна быть молниеносной. Такие компьютерные игры должны блокироваться, а их разработчики, независимо в какой стране они находятся, должны быть подвержены уголовному наказанию. Я уверен, что любая страна, любые правоохранительные органы понимают, что террористическая угроза может быть в любой точке мира, в том числе и на территории [их] стран. В этом вопросе кооперация спецслужб вполне возможна, считает депутат. — Я думаю, что даже Россия и США в этом вопросе смогут сотрудничать, выявлять, блокировать компьютерные игры и выявлять компании, которые их производят».

Однако ни Владислав Росляков, ни Ильназ Галявиев в компьютерные игры особо не играли. Во всяком случае, среди причин, повлиявших на сдвиг в их сознании, увлечение «стрелялками» были далеко не первыми в списке. Но наши доморощенные «колумбайнеры*» — к сожалению, не единственные в своем роде. Мы упомянули о компьютерных играх лишь как всем понятный пример совместной работы многих стран мира в благородном деле борьбы с терроризмом. Хуже от такой кооперации точно не будет.

Полиция не в состоянии профилактировать преступления — этим занимаются спецслужбы, у них для этого есть все возможности. Вердикт высшей инстанции позволит легче получать разрешения на прослушку телефонов организаторов и участников движения колумбайн*, которые, как мы видим на примере Ильназа Галявиева, занимают довольно активную, если не сказать, агрессивную позицию, защищая своего кумира. Сочувствующие, а тем более оправдывающие теракты в учебных заведениях, подводящие под массовые убийства и самоубийства своего рода идеологическую базу, будут взяты на учет. Некоторых, скорее всего, посадят. Разумеется, не пожизненно, но на достаточно долгие годы, чтобы успеть повзрослеть и избавиться от навязчивых мыслей, которые приходят в головы некоторым неуравновешенным подросткам в пубертатном периоде развития.

Но это, так сказать, правовая сторона вопроса. Государство в меру своих сил и возможностей пытается предотвратить преступления и, будем надеяться, вчерашнее решение Верховного суда поможет в будущем сохранить чьи-то жизни. Но проблема и сложнее, и глубже: как вообще защитить наших детей от сверстников, явно нуждающихся в психолого-психиатрической помощи, даже если этого не осознают ни они сами, ни их родители?

Человечество не придумало ничего эффективнее, чем создание доброжелательного климата в гражданском обществе. Когда-то эту функцию выполняла религия, позже ей на смену пришел суррогат — пионерия и комсомол. К молодежным организациям можно относиться по-разному, чаще всего эти идеологизированные, прогосударственные образования ничего, кроме насмешек или скепсиса, не вызывали. Однако стоит признать: ничего похожего на колумбайн* в советское время не было и быть не могло.

Кстати, в США тоже. Там инциденты в учебных заведениях скрупулезно подсчитываются, начиная с 1840 года. И вот что подмечено: до середины XX века все убийства мотивированы и объяснимы — не поделили девушку, обидел учитель или одноклассник. Пожалуй, первым беспричинным убийством можно считать расстрел 25-летним студентом Чарльзом Уитменом 15-ти человек в Техасском университете в Остине в 1966 году.

Колумбайн* — безусловно, новое слово в молодежном протестном терроризме, вышедшем за пределы одной страны.

Пока мы видим, что государства могут и должны взаимодействовать, выявляя и пресекая действия ячеек благодаря современным технологиям. Но интернет-сообщества «по интересам» — это следствие, а не причина, всего лишь инструмент, позволяющий донести кипящие страсти до единомышленников. К сожалению, до сих пор ни у кого нет опыта эффективной борьбы с причинами, порождающими не просто ненависть индивидуумов к своим одноклассникам и учителям, а желание убивать.

Наверное, в мире есть психологи-профессионалы, изучившие проблему и способные прогнозировать девиантное поведение подростков, но их имен мы почему-то не знаем. А должны знать. Ибо именно этим людям должны передаваться подростки, которых уже выявили и еще выявят спецслужбы, прежде чем приговорить их за причастность к новому террористическому движению — колумбайну*.

Селекция, которая отделит готовых к убийствам отморозков от их безвольных слушателей и читателей, безусловно, необходима. Но, видимо, чтобы она стала нормой, понадобится еще одно решение Верховного суда.

* Организация, признанная Верховным судом РФ террористическим движением

Павел Шипилин (Россия)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая запись

«Северный поток – 2» в новом мире

Сб Фев 26 , 2022
На первый взгляд создается впечатление, что вопрос с «Северным потоком – 2» решен окончательно и бесповоротно: проект закрыт. Во всяком случае, руководитель пресс-службы Госдепартамента Нед Прайс заявил однозначно: трубопровод «вычеркнут из уравнения». Но все не так однозначно и зависит во многом от России, а не от США. Вашингтону вроде бы […]

Колонка редактора

На платформе MonsterInsights