Почему клоуны стали злыми?

Владимир Зеленский решил сегодня намекнуть России, что она уже семь лет как задолжала «за аренду» Крыма. Сначала выставлял счет за упущенную выгоду из-за запуска газопровода «Северный поток – 2», теперь за Крым арендную плату требует.

А еще Зеленский — форпост демократии на переднем крае борьбы с «Мордором». Так его, о всяком случае, называет «все цивилизованное человечество». И тут неважно, что из клоунов типа Зеленского форпосты, бастионы, равелины и прочие крепости, как из говна пуля. Тут важен сам феномен преображения клоуна Зеленского и еще очень многих зеленских в «столпов демократии» на переднем крае борьбы за ценности «всего цивилизованного человечества».

Совсем недавно клоуны были совсем другими. Открываем бессмертный опус Владимира Яковлева из Тель-Авива. Это, так сказать, Манифест Российских Интеллектуалов образца весны 2015 года. Читать целиком сие не обязательно, но цитату я оттуда приведу:

«…Мы, российские интеллектуалы, поэты, писатели, художники, дизайнеры, антрепренеры, в очередной раз решаем, уезжать из страны или все-таки оставаться в надежде на перемены к лучшему».

Если перевести на формулировки моей юности, автор поместил современных «поэтов, писателей, художников, дизайнеров, антрепренеров» в то место, которое раньше называлось «ум, честь и совесть нашей эпохи». И себя, любимого поместил, естественно, в середку. Тут прекрасно все! И пафос, и джентльменский подбор достойных звания интеллектуал, и способ борьбы за «светлое будущее». Главное — найти повод свалить, и чтобы не «за колбасой», а ввиду категорического несогласия с режымом.

Приведу еще одну цитату из «Манифеста интеллектуалов»:

«За последние сто лет не было ни одного случая, чтобы Кремль оправдал надежды просвещенной части населения собственной страны… Поверившие Кремлю в 1930-е — сгинули в лагерях. Понадеявшиеся на Кремль в 1960-е — обрекли себя на беспросветную жизнь в голодной, невежественной стране…».

«Беспросветная жизнь в голодной и невежественной стране»? Напомню просвещенному товарищу, что интеллектуалы 30-х построили великую державу и победили в войне весь нацистский «евросоюз», а интеллектуалы 60-х запустили Гагарина, освоили термояд и придумали лазер. А еще интеллектуалы СССР сотворили великие книги, великую музыку, великое кино. Впрочем, я нигде не читал, чтобы Шолохов, Шостакович или Тарковский хоть раз назвали себя «интеллектуалами»…

Один представитель «просвещенной части населения» особенно ярко бьется в истерике. Всю жизнь стадионы собирал, на ТВ маячил, даже орден «За заслуги перед Отечеством» получил… Но стоило ему только раз спеть невпопад — огреб от поклонников по полной. Теперь кричит: «Я имею право на собственное мнение!» А поклонники (уже бывшие) ему: «И с чего ты так решил? Мы тебе всю жизнь деньги платили за песенки — таки пой — новый поворот, и мотор ревет! А твоего собственного мнения у тебя никто не заказывал»…

В подобной фрустрации сейчас пребывают десятки наших «интеллектуалов» — эстрадных певцов, актеров сериалов, ведущих телешоу, юмористов, писателей модных детективчиков и прочих клоунов. Злятся, ножками топают, дверьми хлопают. И не понять беднягам — как это, вчера еще были аншлаги, эфиры, тиражи, а сегодня — «пипл вдруг не хавает». А то еще и плюется.

У пипла, как оказалось, была своя элита — космонавты, ученые, инженеры, врачи, учителя, офицеры… А еще командиры производства, о которых скажу отдельно. И это внушает мне оптимизм, но оставляет без ответа вопрос: «Ну а как же клоуны? Почему они вдруг оказались в топе? С каких это пор те, кто обслуживает и развлекает элиту, вдруг решили, что они сами — элита?»

А вот тут мы уже сами виноваты! Если большинство народа воспринимало попсовиков как единицу разума, а не как фигляров, то странно было бы заинтересованным лицам не использовать их рты для того, для чего всегда использовались актеры — для озвучивания текстов, которые написал сценарист и поставил режиссер, расставив правильно интонации и акценты, в нужном месте подсветив, организовав соответствующее музыкальное сопровождение и кордебалет на заднем плане.

Кордебалет, кстати, — изначально абсолютно военный термин — corpsdebataille — центр боевого построения. Вот и клоунский кордебалет нынче превратился в самую центральную колонну, штурмующую государственность «неправильную-тоталитарную» в пользу «правильной-рукопожатной».

Началось это тогда, когда телевизору еще верили, а кино стало «важнейшим из искусств», как и завещал великий Ленин. Правильные актеры в образе былинных героев и павших воинов, говорили нам с экрана правильные вещи и то, что они правильные, подтверждали на уроках истории авторитетные учителя и компетентные товарищи из соответствующих партийных органов. В результате население СССР воспитали верящими всему, что сообщается по телевизору и радио. Вера эта была настолько мощной и всепоглощающей, что Кашпировкий и Чумак, прорвавшись на «голубой экран», сняли обильный урожай в свободно-конвертируемой валюте с плохо конвертированных граждан.

Великий целители с экранов свалили, а детская вера в экран и в трибуну у народа осталась. И клоунов, которые всю жизнь произносили чужие тексты, понесло во все тяжкие! Тексты теперь читали не те, что правильные, а те, за которые больше платят. Мало того, подрядились играть не только на сцене и перед камерой, а вообще в любое удобное для заказчика время. А когда клоуны увидели, что население чисто по Станиславскому начало все чаще говорить «не верю!», клоуны озлобились. «Народ-не-тот» — самый популярный лозунг клоунов в XXI веке.

Клоуны рекрутируют в свой состав всех, кто более-менее смотрится на подиуме. Актеры и актрисы — не единственная «совесть народа». Не менее активными носителями «совести» оказались спортсмены. Они легко и непринужденно учат жить население «как надо жить» и тоже дико обижаются на него, если не слышат в ответ оваций и не видят чепчиков, бросаемых в воздух.

Когда для «интеллектуала» Родина — лишь страна проживания и источник обогащения — то и отношение к стране исключительно потребительское. Деньги делают «здесь», а тратят «там». От такой жизни у них сместились ориентиры их места в социуме. Считают, что не они для страны, а страна для них. Было время, когда государство вдруг стало «народным». Хватали, кто сколько мог и не мог ухватить. Если мало ухватил, можно у ближнего умыкнуть. В тот момент народу и надо было зрелищ. Вот и заблестели ярким светом «звезды». От такого скопления «звезд» стало тесно под отечественным небосклоном.

А сейчас на дворе новая эпоха. Пока еще соревнование «кто тупее и болтливее» продолжается, но уже выдыхается. Хватило бы жизни увидеть, когда образованность станет авторитетной. Маятник уже качнулся в другую сторону. И не в последнюю очередь из-за самих клоунов.

Чего такого наинтеллектуалили за последние 25 лет вы, поэты-антрепренеры? Может, второй «Тихий Дон»? Вторую Седьмую симфонию? Второго «Рублева»? Хрена! Вершина творчества — «Пуссирайот», песенка про глистов и игра на пианино членом. Разве не так?

Мы мучительно трудно выздоравливаем. И клоуны типа Зеленского нам здорово в этом помогают. Они ярко и наглядно демонстрируют, что надежда на спортсменов и актеров, как на преобразователей окружающей среды и государственных реформаторов — ложная. Преобразование и реформирование вообще не входит в круг их интересов. Этим профессионально занимаются совсем другие люди.

Те, кто хоть раз жизни превратил заброшенный пустырь в место, где суетятся люди, работают механизмы, бурлит жизнь, те, кто умеет оживлять бездушное железо и превращать его в производственные ресурсы, а идеи — в востребованную продукцию. У них особая психология Созидателей. Их ни с кем не спутаешь. Среди них нет неинтересных людей, но много дерзких и знающих себе цену. Это плохо для клоунов и хорошо для всех остальных. Опереться можно только на то, что сопротивляется. Этот закон физики идеально работает и в человеческой среде. И еще — созидатели очень спокойно относятся к тому, что вещают клоуны, а если и разговаривают, то с теми, кто написал для клоунов текст. Клоуны знают пренебрежительное отношение к ним созидателей и потому борются с ними, как только могут, огульно и голословно обвиняя в том, в чем заляпаны с головы до ног сами.

Мы живем в материальном мире. И для физического выживания вынуждены потреблять в первую очередь нечто материальное (поедатели праны не в счет). Потребить можно только то, что произведено. Нет производства — не будет и потребления. Не будет потребления — не получится выживания. Производство и клоуны, особенно во власти, несовместимы.

Если я вырастил урожай и выпек буханку хлеба, то я смогу накормить условно одного человека. А если сосед у меня более рукастый и урожай у него будет побольше — то и накормить он сможет народ посытнее чем я. И если мы сравним наши возможности обеспечить население (а сравнивать мы будем количество накормленных) то выйдет, что экономика соседа помощнее моей. Логично? Это вам так кажется. А с точки зрения продвинутых клоунов — абсолютный бред! Потому что не учтен самый главный (с их точки зрения) ресурс, который проходит по производственному классификатору под кодом: «А поговорить?» Потому что именно этот ресурс в постиндустриальном обществе является базовым, а не какое-то глупое ковыряние в вонючем навозе.

В результате долгих и правильных разговоров более рукастому соседу можно всучить расписку «Гадом буду — заплачу!», оценив ее в 100500 соседских урожаев. А если, сосед не захочет совершать этот в высшей степени «справедливый» обмен, то его, соседа, можно обвинить в тоталитаризме, непрофессионализме и нетолерантном притеснении насекомых, после чего просто отнять у него урожай силой. После демократического выбора «жизнь или кошелек» сосед обычно не задается вопросом: «Чья модель эффективней и мощнее?»

Экономика клоунов работает в виртуальном пространстве с виртуальными ценностями и называется глэм-капитализмом. У меня лично этот термин вызывает устойчивую ассоциацию с големом (человек из неживой материи — глины, оживленный каббалистами с помощью тайных знаний, искусственный человек, который делает то, что по закону «неприлично» или даже преступно для естественно-живого человека). В глэм-экономике внимание переносится с реального товара на его символы, с реальных денег на их производные, с реальных ценностей на придуманные и существующие ровно столько, сколько существует рекламный бюджет на их раскрутку. В результате в тартарары летят все классические теории о балансе спроса и предложения, о насыщении рынка и о пирамиде потребностей. За счет правильно организованной рекламы, озвученной злыми клоунами, можно загнать голодного человека в очередь за абсолютно бесполезным для него товаром, который можно свободно выбросить сразу после приобретения.

Философию клоунов прекрасно отразил в своих стихах Григорий Остер:

Главным делом вашей жизни

Может стать любой пустяк,

Надо только твердо верить,

Что важнее дела нет.

И тогда не помешает

Вам ни холод, ни жара,

Задыхаясь от восторга

Заниматься чепухой.

Естественная среда обитания злых клоунов — Гламур, социальное оружие, работающее строго в том же ключе, что и вся виртуальная пирамида — по примитивной, но от этого не менее эффективной методике присвоения чужих денег. Как только к пациенту попадает опасное количество денежных знаков (например, молодой спортсмен подписывает миллионный контракт, молодая актриса становится звездой шоу-бизнеса, молодой политик становится лицом партии), его одобрительно хлопают по плечу и говорят: «Ты теперь один из нас, сильных мира сего. Но для того чтобы оставаться на уровне, тебе нужны дом, машина, одежда, семья, соответствующая твоему изменившемуся статусу».

В результате реализации этих статусных требований пациент стремительно превращается из того, у кого есть миллион, в того, кто должен миллион, и уже не представляет собой опасности для реальной, а не придуманной элиты, обладающей реальным, а не придуманным капиталом.

Все эти мегазвезды ток-шоу, мастера художественного открывания рта, королевы подиума, короли спорта, получающие миллионные гонорары за минутный телеэфир, и прочая гламурная тусовка, почему то считающая себя элитой, — клуб клоунов-ассенизаторов, аккумулирующих токсичные отходы жизнедеятельности виртуальной экономики и производящей захоронения этих отходов в гламурных ништяках и прибамбасах, в шубохранилищах и полетах частных собачек на личном самолете. Счастья, кстати, у гламура от этого не прибавляется. Как бы ни было противно элитариям, но количество счастливых людей среди них не превышает количество счастливых людей среди непричастных.

Гламурная клоунская элита абсорбирует и утилизирует не только лишнюю наличность, но и членов общества, умственное развитие которых не позволяет заниматься физическим трудом. Нравственные голодранцы слетаются на их тусовки, как мотыльки на огонек, и роятся в надежде найти спонсора своим крайне средним, но весьма амбициозным способностям по скармливанию дерьма плебсу.

В последнее время они крайне озаботились задачей сноса российской государственности. На вопрос: «А что ты сам построил, чтобы чужое сносить?» — страшно оскорбляются и обзывают собеседника запутинцем и охранителем (не понимаю, что здесь обидного). Потом вдруг объявляют что «Путин хуже Гитлера»… и сразу же зигуют.

Сегодня клоуны в очередной раз собрались поговорить о насущном — на этот раз о Крыме. И клоуны очень злы! Сами решайте почему?

Глава Европейского совета Шарль Мишель: «Мы (с 1854 года) не признаем незаконную «аннексию» Крыма и Севастополя Россией.

Президент Республики Польши Анджей Дуда: «Поляки понимают ваши чувства и страдания. Вы можете рассчитывать на нашу поддержку».

Президент Республики Эстония Керсти Кальюлайд: «Я на контрольно-пропускном пункте возле Крыма видела людей, которые хотели поехать к родным (на Украину), но были окружены минами. Внезапно я увидела, как трехлетний ребенок убегал от своих родителей сквозь заминированное поле. Дорогие друзья, это было очень глубокое негативное переживание для меня»(!).

Премьер-министр Швеции Челл-Стефан Левен: «Исторически наши отношения с Украиной начались в XVI веке. С Филиппа Орлика, который даже жил в Швеции».

Президент Венгерской Республики Янош Адер: «Нашу нацию часто называют «нацией свободы». Венгры страдали на протяжении многих столетий, (русские) у них отбирали школы и территории, и не давали изучать родной язык. Поэтому мы знаем, что «аннексия» Крыма — незажившая рана для украинцев».

Пока щирые пускают слюни на сложный узор, которым украшена новая вышиванка Дюка, одесская полиция пакует американца в футболке с надписью Россия.

Ущипните меня и скажите, что я сплю. Ибо мой мозг по сей день отказывается воспринимать подобное, как данность.

Шоу злых клоунов продолжается.

___________________

Использованные источники:

Телеграм-канал Юлии Витязевой

Телеграм-канал издания Украина.ру

Имхоклуб

Сергей Васильев (Латвия)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Следующая запись

Как нам обустроить Германию

Ср Авг 25 , 2021
Категорически закончилась та счастливая пора, когда на дежурное «Как дела?» бюргеры отвечали не менее дежурным «Прекрасно!» и улыбались настолько широко, насколько хватало квалификации их зубных техников. Сегодня на этот вопрос так отвечать в Германии как-то даже неприлично. Зато все чаще, особенно когда рабочий день закончен, галстуки сняты и 3–4 «шота» […]